И в прошлое откроем дверь…

0
248

Мы, новое поколение, не знающее войны, собираем по крупицам информацию о поколении наших предков, о поколении «детей войны». Живут рядом с нами пожилые, ничем с виду неприметные люди. Но когда начинаешь с ними беседовать, узнаешь много интересного. А война осталась в воспоминаниях этих людей с самой горькой стороны. Когда при встрече я прошу что-нибудь рассказать о войне, все мои собеседники отвечают одинаково: «Да что там рассказывать. Жили мы плохо, голодно. Да ждали, когда наступит победа».Изображение 628

Лидии Алексеевны Ильенковой, как и у всех людей того поколения, была трудная судьба. Родилась 1 июля 1928 года в деревне Прусино в крестьянской семье. Когда началась война, она была подростком. Воспоминания тех событий часто посещают ее. Дети, пережившие войну, никогда уже ее не забудут.

Я захожу к бабушке в дом. Она живет с младшей дочерью Надеждой. Уже на пороге чувствуется запах домашних блюд из русской печки. Прохожу дальше в комнату, Лидия Алексеевна встречает меня радушно, и я приглашаю ее к разговору:

– Как прошло ваше детство?
– Тяжелым было детство, ведь война началась. В нашей деревне  все дети потеряли детство. Тем, кто родился в конце 20-х – начале 30-х годов пришлось работать наравне со взрослыми. Да и кто остался в селе? Только женщины, старики, дети, а все мужчины с первых дней войны ушли на фронт: либо по призыву военкомата, либо добровольцами.

– Лидия Алексеевна, сколько вам тогда было лет?
– Неполных 13.

– А как вы узнали о начале войны и что почувствовали?
– Известие о начале войны началось с плача женщин, суеты и сбора походных вещмешков для мужчин. Какие чувства? Трудно сказать, ведь я была ребенком. Но хорошо помню: я играла с ребятами на улице, было жарко, забежала домой. Вижу: мама плачет. Спрашиваю: «Почему ты плачешь?» А мама сквозь слезы отвечает: «Война началась, доченька».  Значение этого слова, его страшный смысл  я узнала позже.

– Лидия Алексеевна, как война вошла в ваш дом?
– Во время первой мобилизации летом 1941 года моего отца Кирпиченко Алексея Егоровича забрали на фронт. Ни одного письма, ни одной весточки мы не дождались от него. А вскоре пришла похоронка.

– Как жилось в эти годы?
– Мы жили в  сельской местности. В нашей семье было шестеро детей, я – старшая. Нужно было работать, помогать матери поднимать младших детей. Я со своими сверстниками пахала, боронила на себе, косила и выполняла всю сельскую работу. В колхозе остались женщины, старики и дети, на плечи которых легли все тяготы военной поры. Пришлось нам, подросткам, работать в поле от зари и до зари без выходных и только в сильный дождь мог быть отдых. Однажды работали в колхозном гумне и сначала услышали, а потом увидели со стороны станции Коммунары немецких мотоциклистов, конный обоз и пеших немецких солдат. Вот так началась оккупация. На нашем дворе разместилась часть вражеской кавалерии. В доме жили четыре немца, которые не стеснялись делить с нами продукты питания. Ведь на подворье были корова, куры, свиньи, имелась огороднина. В то время я часто видела постоянно грустные глаза моей матери Пелагеи Прохоровны да слышала, как она плачет по ночам. Уже тогда узнала ужас смерти, когда вместе с жителями деревни нас фашисты загнали в церковь, закрыли там и чуть позже повели на расстрел к лесу. Спасли партизаны. До сих пор звучит громкий голос, который скомандовал тогда: «Разбегайтесь, спасайтесь!» Так мы остались живы. В 1943 году враги сожгли наш дом. Пришлось некоторое время жить у тети в деревне Прусинская Буда, куда старших детей вместе с коровой отправила мама. А сама с младшими детьми до освобождения от немцев жила в землянке.

– Лидия Алексеевна, пришлось ли вам учиться?
– В 1941 году я закончила 4 класса Прусинской школы. К сожалению, больше учиться не пришлось. Потому что и после войны больше всего доставалось старшим детям. К тому времени основными работниками в деревне были только женщины, дети да вернувшиеся с фронта инвалиды. Мы, подростки, помогали колхозу: работали на сенокосе, пололи просо, зимой собирали золу для удобрения полей, домашнее хозяйство тоже лежало на наших детских плечах, ведь у взрослых было много других забот. Летом бегали по лесу, собирали ягоды, травы, а осенью копали картошку. Трудно жилось, голодно. Летом еще ничего: питались всем, что растет в лесу: ягодами, грибами, а зимой – сложнее: суп из картофельных очистков, болтушка из отрубей и летние запасы – это было мое детство. Свободное время, пусть его было очень мало, старались проводить весело. Зимой катались с горки, весной  пускали в воду кораблики из коры деревьев.

– Что можете еще рассказать о той войне?
– В 1946 году я вышла замуж за Ильенкова Павла Афанасьевича. Он воевал за Великую Победу в 5-й Клетнянской партизанской бригаде. Имел боевые награды. Был очень скромным человеком, и о своем участии в военных событиях ничего не рассказывал. О доброте, душевности, ответственности моего мужа говорят его дела. Он был заботливым отцом и супругом, вырастил племянника-сироту, мать которого была расстреляна в годы войны. Павел Афанасьевич работал бухгалтером до войны в сбербанке, а после войны – в колхозе «Парижская коммуна». По работе был на хорошем счету, и очень уважаем. К сожалению, боевые ранения сказались на его здоровье, и его уже нет с нами 22 года.
– Была ли у вас мечта?
– Конечно! Как же без мечты! Сначала, как и другие дети, мечтала о скорейшем окончании войны, ждала, что вернется отец, ведь были ж случаи возвращения солдат после похоронки, но чуда не случилось. Потом мечтала стать швеей. Для этого много училась, и мечта воплотилась в жизнь. Стала швеей, всю работу выполняла вручную. Позже осуществилась еще одна моя мечта: приобрела швейную машинку. 25 лет отдала любимой работе в комбинате бытовых услуг. А главное – мечтала стать счастливой. И я счастлива! Живу в мирное время, среди добрых людей,  и у меня есть дочери, три внучки, внук и два правнука!
Слушаю я внимательно бабушку и думаю, что, несмотря на тяжелое детство, она не стала злой или капризной, она — очень порядочный, скромный и отзывчивый человек. Военное лихолетье оставило отпечаток в ее душе, но не сломало ее. Она очень любит детей, проработала в колхозе и на предприятиях города честно и добросовестно. Всегда остается жизнерадостной, милой и самой доброй. Ее родные любят проводить с ней время за чашкой чая, слушая  рассказы о трудном детстве. О той незабываемой беде нашего народа  написано много книг, создано большое количество фильмов. Но самыми яркими и правдивыми в памяти на всю жизнь останутся рассказы очевидцев военного времени. Такое не должно повториться!

Тамара ХРОЛЕНОК.

Нет постов для отображения