Как в Украине долгие годы возрождались идеи неонацизма

0
78

Одной из важнейших целей, которые Россия заявила в качестве приоритетных в ходе своей специальной военной операции в Украине, является денацификация. Для человека, не очень знакомого с новейшей историей нашей южной соседки, это может показаться удивительным. Как так? Бывшая республика Советского Союза, одна из стран, наиболее пострадавших в годы Второй мировой войны, стала оплотом возрожденного неонацизма? К сожалению, это факт, признаваемый не только в России и Беларуси, но и за рубежом.

На темной стороне

Украинский национализм в его нынешнем виде зародился в начале ХХ века. И сперва имел самые разные формы. Среди его последователей были люди с социал-демократическими, эсеровскими, консервативными и либеральными взглядами. Даже оформилось монархическое направление — последователей гетмана Павла Скоропадского, недолго правившего Украиной под протекторатом кайзеровской Германии. Некоторые националисты затем перешли на сторону советской власти.

И только после завершения Гражданской войны украинский национализм приобрел хорошо узнаваемые формы фашистской идеологии. Именно в таком виде его представил Дмитрий Донцов, главный разработчик теории так называемого украинского интегрального национализма.

Среди превалирующих идей — догмат воли, беспощадность к врагу, пренебрежение нормами морали для достижения цели. В изложении Донцова националисты — это уже не просто борцы за национальное освобождение, а носители новой концепции устройства государства, основанного на лютом замесе расизма и социал-дарвинизма.

Предполагалось четко выстроить и внутреннюю иерархию будущего общества. Фактически был создан детально разработанный концепт тоталитарного государства.

Подобные взгляды пришлись по душе руководителям и сторонникам новой структуры, возникшей в 1929 году, — Организации украинских националистов (ОУН). Она объединила разрозненные группы ультраправого толка, действовавшие на территории Волыни и Галиции, находившихся под польской оккупацией, и эмигрантские круги.

Поначалу ее возглавлял Евгений Коновалец, ветеран националистического движения. Но советская разведка внимательно присматривала за деятельностью эмиграции. И в 1938 году основателя ОУН ликвидировали в Роттердаме. К руководству пришел соратник убитого Андрей Мельник. Но молодое и более радикальное крыло объединилось вокруг другого лидера — амбициозного фанатика Степана Бандеры. Возникла острая конкуренция между двумя крыльями ОУН. Ею умело пользовалась разведка гитлеровской Германии.

Нацисты быстро прибрали к рукам и пристроили ОУН для борьбы против Польши и ­СССР. А после оккупации Украины спровоцировали настоящую бойню между бандеровцами и мельниковцами. Старый принцип «разделяй и властвуй» был одним из ключевых в политике Третьего рейха.

Террор по всем статьям

Однако вне зависимости от внутренних противоречий и степени коллаборационизма в годы Второй мировой войны все фракции ОУН по своей идео­логии и практике были фашистскими.

Вождизм, культ воли и личности, крайняя степень ксенофобии, антисемитизм, социальный популизм — характерные черты их программы. Ну а деятельность включала в себя самый широкий террор.

В годы Великой Отечественной войны бандеровцам в Западной Украине удалось создать своеобразное подпольное тоталитарное государство. У них была своя армия — Украинская повстанческая (УПА), собственная тайная полиция — Служба безопасности. Сейчас многие украинские политики и историки пытаются обелить ОУН и УПА, представить их некоей «третьей силой», которая якобы боролась как с нацистами, так и с коммунистами. Все эти попытки наталкиваются на твердое сопротивление мировой исторической науки, поскольку откровенно противоречат фактам.

Спорадические конфликты бандеровцев с нацистской оккупационной администрацией никоим образом нельзя представлять как часть движения Сопротивления. В таком качестве УПА не рассматривала ни одна страна антигитлеровской коалиции.

А вот отчаянная борьба с наступающей Красной армией — историческая реальность. Каждая пуля, выпущенная бойцом УПА из засады по красноармейцу, откладывала освобождение узников Освенцима и Майданека, оттягивала долгожданный День Победы.

Отметились бандеровцы в годы войны и многочисленными преступлениями: кампания по уничтожению бежавших советских военнопленных, еврейские погромы, печально известная Волынская резня, то есть геноцид польского населения. К сожалению, их террористическая деятельность затронула и южные районы ­БССР.

Под западным прикрытием

После войны УПА продолжила свою деятельность, перейдя под кураторство американских и британских спецслужб. Остатки бандеровцев сидели по лесам вплоть до середины 1950-х годов. Они все ждали начала третьей мировой войны, надеясь в ее ядерных раскатах реализовать свою мечту о приходе к власти.

Значительная часть бывших коллаборационистов оказалась в эмиграции. Они создали устойчивые центры, щедро спонсируемые США и Великобританией. Запад использовал тех же бандеровцев для подрывной работы против ­СССР в условиях холодной войны. Советские спецслужбы время от времени наносили ответные удары. Так, в октябре 1959 года в Мюнхене был ликвидирован сам Степан Бандера.

После провозглашения независимости Украины в 1991 году новые власти сразу же перешли к тактике заигрывания с самыми экстремистскими движениями. Фактически родоначальником этой политики стал первый президент Украины Леонид Кравчук. Бывший секретарь ЦК Компартии Украины по идеологии, он не только предал ту партию, которая привела его к вершинам власти, но и стал оголтелым националистом.

В Украину возвращались многочисленные эмигранты, в самой стране развернулась масштабная националистическая агитация. В ее основе лежала открытая русофобия, доктрина превосходства украинской нации, плохо скрываемый антисемитизм и требования территориальной экспансии. Фактически украинский национализм был возрожден в форме неонацизма.

Нужно сказать, что экспансионистские амбиции нового поколения неонацистов были весьма велики. Они заглядывались не только на Кубань, юго-восточные районы Польши, но и на Белорусское Полесье.

Быстро сформировавшиеся олигархические группы использовали неонацистов для внутриполитической борьбы. Агрессивные банды спокойно появлялись на улицах, устраивали факельные шествия. А могли и жечь шины у здания Верховной рады, оскорблять политиков и чиновников. Да и просто избить, покалечить, даже убить конкурента. Хрестоматийным стал пример поддержки окружением Виктора Януковича бандеровской партии «Свобода». Делалось это с одной целью — оттянуть голоса у главного оппонента, то есть Юлии Тимошенко. В итоге свободовцы и их лидер Олег Тягнибок стали одними из хедлайнеров Майдана образца 2014 года.

Украинский инкубатор

Белорусы хорошо помнят, как весной 1996 года члены неонацистской организации УНА-­УНСО прибыли на выручку своим единомышленникам из БНФ. Это они устроили уличные беспорядки, бросались на милиционеров, переворачивали машины на улицах Минска. Та же организация отметилась участием на стороне Дудаева в первой чеченской войне. Фактически новая независимая Украина стала центром распространения ультраправых идей и инкубатором неонацистских организаций для всей Восточной Европы.

Но у бандеровцев появились и конкуренты. Они считали, что идеи Бандеры при всей своей привлекательности несколько устарели, ограничивают масштаб деятельности только границами Украины. Себя же они видели спасителями всей «белой расы». Главной их целью стал приход к власти в России и на всем постсоветском пространстве.

Их лидером стал Андрей Билецкий. Этот уроженец Харькова прошел все этапы становления современного украинского неонациста. Он побывал в организациях «Тризуб», «Патриот Украины». Одно время сотрудничал с Социал-нацио­нальной партией (то есть даже по названию откровенными нацистами). Затем сам возглавил новую структуру — Социал-национальную ассамблею. До поры до времени он оставался маргинальным деятелем.

Через его ряды прошли многие праворадикалы из самых разных стран, в том числе и Беларуси. А сам Билецкий при активной поддержке все тех же олигархов быстро развил целую национал-социалистскую империю. Здесь и «Гражданский корпус «Азов», и партия «Национальный корпус». У них множество аккаунтов в соцсетях, собственные детско-юношеские лагеря.

Майдан 2014 года стал настоящей националистической революцией. А Билецкий, войдя со своими организациями в «Правый сектор», быстро превратился в одного из узнаваемых политиков новой Украины. Именно он создал полк МВД «Азов», получил звание полковника полиции. «Азов» до сих пор является кровавым символом войны в Донбассе.

Не тот культ

Как и во многих других странах, благодатной средой для развития неонацистских идей стало околофутбольное фанатское сообщество. Именно фанаты являлись ударной силой Майдана. Одной из их самых агрессивных группировок многие эксперты называют «С14». В Украине ни для кого не секрет, что за ней стоит бывший министр внутренних дел Арсен Аваков, который весьма эффективно использовал ее для контроля улицы и запугивания собственных конкурентов.

Что же такое приключилось в Украине? Все очень просто. Она стала парафашистским государством. Ведь ни Виктора Ющенко, ни Петра Порошенко, ни Владимира Зеленского мы не можем назвать нацистами. Вообще, весьма сомнительно, что у них в принципе есть какая-то идеология. Но зато при попустительстве и даже откровенной финансовой поддержке политических кругов и крупной буржуазии в этой стране буйным цветом расцвели различные неонацистские группировки.

И это расшатывало государственный механизм, устанавливало атмосферу вседозволенности, проповедовало культ грубой физической силы. Фактически в обществе разжигалась рознь по принципу языка, национальности, вероисповедания.

Уличные драки, заказные убийства, все то, что характерно для нацистских группировок по всему миру, стало обыденным явлением для Украины. А фактически одной из причин перманентного политического кризиса, в котором пребывает эта страна.

Нет постов для отображения