«Мы пол-Европы по-пластунски пропахали…»

0
202

На свои годы Григорий Павлович Ильенков может пенять только лишь в том смысле, что они не соответствуют возрасту души, которая по-прежнему молода. Вот и за написание стихов взялся потому, что решил таким образом выразить свои эмоции, жизненный опыт, прожитое и пережитое. Глубоким старикам не до поэзии. А его вот потянуло. Значит, несмотря на то, что 95 лет и зим на веку повидал, не хочет стариться душа ветерана.

А за эту долгую жизнь были не только весны и зимы. В судьбе его поколения, почитай, вся история советской страны вместилась, кроме семи послереволюционных годков. Но с самого детства, несмотря на бедность – семья тогда о достатке только мечтала – Гриша стремился к образованию. Да и власти требовались молодые, образованные для свершения ее планов. Они были грандиозные. И люди старались выбрать себе путь под стать этим планам. Поэтому, как только подошло время, отправился паренек из родной деревни Кулигаевки в Костюковичи постигать школьную программу. Правда, всю десятилетку, что называется, не высидел: хотелось поскорее получить азы профессии. А для этого стал учащимся Унечского финансово-технического техникума – наверное, одного из самых близких от родных мест учебного заведения.

Только вот не случайно говорят, что человек предполагает, а судьба располагает. Едва начавшуюся учебу прервала война. И так быстро в здешних местах она о себе заявила, что 16-летний Гриша не успел сориентироваться. Впрочем, в то время и многие взрослые люди не сразу сообразили, что следует делать.

А вот когда в 43-м пришло освобождение, уже вполне подходящий по возрасту Ильенков встал в строй бойцов 732-го отдельного батальона связи, с которым протопал до границы страны, а потом, почитай, по всей Европе. Хотя протопал – определение неверное. Чаще всего сержанту-связисту приходилось ползти по земле под ружейно-автоматным обстрелом и свистящими осколками снарядов, восстанавливая порванную проводную линию или налаживая связь между подразделениями и частями, наступающими или поддерживающими наступающих огнем. Ведь без четкой связи не может воевать не только солдат, но и армия, фронт.
Эти годы наметившегося окончательного перелома в войне, когда все яснее брезжила победа над врагом, изобиловали сражениями, ставшими знаковыми для ее достижения. И Григорий Ильенков как начал свой боевой путь, освобождая Могилевщину, так и прошел с победными боями через родную Беларусь, военными дорогами по Польше, Восточной Пруссии, а потом – аж до самого Одера. Это сейчас, опуская подробности, он так может говорить, рассказывая о войне молодым. А тогда на этом пути осталось немало его отметин: неоднократно был ранен, награжден орденами и медалями за слаженные боевые действия и героические поступки.Поэтому, когда ветеран надевает свой парадный костюм, на нем сверкают орден Отечественной войны, два ордена Красной Звезды, медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина» и многочисленные юбилейные награды. За каждой из них – боевой эпизод, полный опасности и преодоления. Свой первый орден Григорий Ильенков получил за храбрость в боях на реке Березине и известный «Бобруйский котел». Как отмечалось в наградном листе, в боях на этом направлении связист умелыми и смелыми действиями сумел обеспечить с товарищами бесперебойную связь между войсками, что способствовало успеху операции. Медаль «За отвагу» стала вечным напоминанием о боях за Днепр – одну из самых сложных операций той войны. А еще орден – за Наревский плацдарм.

Полтора месяца соединения Красной армии удерживали этот плацдарм, который фашистское командование называло «пистолетом, направленным в сердце Германии». Несмотря на то, что здесь враг пожертвовал более 400-ми танками и 20-ю тысячами своих солдат, вырвать этот «пистолет» из рук наших бойцов им не удалось.
Да что награды?! Разве они определяют судьбу человека? Самой большой наградой Григорий Павлович считает, что удалось, не празднуя труса, остаться в живых, возвратиться в родные края. Ведь сколько раз во время боев приходилось терять друзей и товарищей. Случались ситуации, когда доводилось спасать кого-то из них, кто-то подчас подстраховывал его. Поэтому уже в мирное время, работая учителем биологии в Селецкой средней школе родного района, когда рассказывал своим ученикам о войне, больше всего делал упор на боевое братство, взаимовыручку, на чувство долга, которые приходилось видеть и ощущать самому в то суровое время.
Видимо, хоть и простыми, но доходчивыми и убедительными для ребят были эти рассказы. Да и авторитет Григория Павловича сказывался. Знали ученики, что не станет он ни приукрашивать, ни сгущать краски в своих рассказах. Верили еще и потому, что слышали их от очевидца, проявившего себя в боях действительно геройски.

Поэтому, когда той великой стране, за которую в Великую Отечественную воевал Ильенков, случилось оказывать интернациональную помощь «братскому афганскому народу», за десятилетие, на протяжении которого там велись боевые действия, двадцать один бывший ученик учителя биологии во время срочной службы подал рапорты с просьбой направить их «за речку». Один вернулся домой грузом двести. И эта «демобилизация» болью отозвалась в сердце педагога. Хотя и понимал ветеран, что на войне без жертв не обходится.

Сейчас Григорий Павлович часто «попадает в окружение» своей большой семьи. Три его дочери: Мария, Валентина и Людмила, избравшие отцовскую педагогическую стезю, – уже сами стали бабушками. Есть еще двое сыновей: Николай и Владимир, – один госслужащий, второй – подполковник милиции в отставке. Все вместе подарили отцу в общей сложности десятерых внуков, а те в свою очередь – семерых правнуков. Жизнь продолжается. За то, чтобы она никогда не прерывалась, чтобы была счастливой, радостной и благополучной, и сражались ветеран и люди его поколения. И победили!!!

Виктор КУБЕКА,
специальный
корреспондент
газеты «Могилевские
ведомости»