На мелкомасштабной карте Костюковичского района маленькой точкой обозначена деревня Морозовка

0
272

До войны она имела четыре коротких улицы. С одной стороны к деревне подступал густой смешанный лес, с другой – тянулся заливной луг речки Алешни, заросший густыми кустами лозняка.военные

Моторины переехали в Морозовку в 1933 году, когда глава семьи Евсей Иванович – «двадцатипятитысячник», организатор колхоза – был убит на Украине врагами советской власти и похоронен в деревне Сергиевка Кировоградской области. До этого же, в двадцатые еще годы, Евсей Моторин активно устанавливал Советскую власть, выполняя задание партии, в Самотевичской волости, на территории которой и находилась деревня Морозовка. Организовывал здесь ревком, комитеты бедноты, продотряды. А в 1922 году был председателем волости. В период коллективизации его послали на Украину. Только вернуться ему оттуда уже было не суждено.
Вдова Моторина с четырьмя детьми приехала в деревню Морозовка, где жил их девяностолетний дед. Колхоз не дал умереть с голоду семье погибшего большевика. И жили бы не хуже других, если бы не война…
В сорок первом зима была лютой. Почти каждую ночь в окно крайней хаты, где жили Моторины, кто-то осторожно постукивал. Хозяйка поднимала занавеску, приложив ладонь к стеклу, вглядывалась в темноту.
— Ульяна! Немцы или полицаи в деревне есть? — спрашивал кто-то знакомый.
— Нет. Тихо все.
Ульяна Моторина говорила это с уверенностью. Ее младший сын Сашка накануне, получив задание, осмотрел всю округу.
В хату, впуская за собой морозный воздух, вваливались озябшие партизаны-разведчики. Ульяна готовила для них нехитрый ужин. И все ложились спать, кто на лавке, кто на полатях, а кто прямо на полу. Один из партизан с винтовкой в руках садился у двери – на караул.
Проснувшись, Сашка слышал приглушенные разговоры ночных гос-тей.
В деревне немцев не было. И гарнизон, и полицейский отряд размещались в Самотевичах, большой деревне в семи километрах от Морозовки.
Иногда, правда, немцы наезжали и в Морозовку. Приедут, пошумят в центре деревни, как говорится, шорох наведут. Но людей не трогали. Хотя партизанские отряды уже были созданы, но из-за нехватки оружия и боеприпасов активно себя еще не проявляли.
Сашка знал о существовании в лесах двух партизанских отрядов. Один Шемякинский, второй Скадиловский – по фамилии командиров.
Мать Сашки пекла для партизан хлеб да обстирывала их. Белье шили тогда из шелковых парашютов. Однажды, когда, покипятив белье, она стала его вынимать из воды, то пришла в ужас: все вещи расползлись, нитки «сварились». Наревелась тогда со страху, думала, что расстреляют. Однако обошлось.
Так, сравнительно, тихо жили в деревне до весны 1943 года. Но вдруг прошел слух, что в лесах появился карательный отряд немцев. Очевидно, что они имели сведения о месторасположении одного из партизанских отрядов, и стали обстреливать партизанский лагерь из минометов. Партизаны спешно покинули базу, отошли к реке Беседь в Комаровские леса и остановились на своей запасной базе, в Момоновке.
При отступлении партизаны забрали в отряд всех мужчин и подростков из Морозовки. В их числе и Сашу. Так он стал партиза-ном.
Обосновавшись на новом месте, командование отряда приняло решение устроить отряду немцев засаду.
В ночном бою немецкий отряд был разбит наголову, а партизанам досталась богатая добыча – оружие, боеприпасы и обоз с продовольствием.
Саша был определен в одну роту вместе с его приятелем Мишей Титовым. Командиром роты был офицер Красной Армии Петр Багриенко, а заместителем его — Лопатин. Уже позже Саша узнал их как людей бесстрашных, которые считали, что пуля их не берет.
В первый же день Мишу поставили в боевое охранение. Он и затаился в кустах недалеко от лагеря. Саша лег спать, но проснулся рано и решил пойти к Титову. Нашел его быстро. Миша преспокойно спал в кустах, подложив под голову приклад винтовки. Саша тихонько подкрался и вытащил из-под его головы «подушку». Горе-охранник продолжал крепко спать. Тогда Саша, направив на него ствол винтовки, громко крикнул: «Хенде хох!».
Миша подхватился, но спросонья не мог понять, что к чему.
— Эх ты, горе-часовой! – сказал Саша и отдал ему винтовку. Тот сгоряча передернул затвор и выстрелил в воздух. На выстрел прибежал начальник караула. Узнав, кто стрелял, он скомандовал:
– Отдай винтовку!
Взяв винтовку, он открыл затвор, проверил, есть ли патроны, а потом протянул ее Саше.
— На, получи, Моторин, оружие.
— Так у меня же обрез есть, — растерялся тот.
— Бери-бери, — решительно повторил начальник караула, а обрез отдашь Титову.
Так Саша стал обладателем винтовки.
В отряде никто не брал в расчет его возраст. Ходил на задания наравне с другими партизанами. Особенно запомнился ему тяжелый ночной бой, когда громили немецкий гарнизон в Братьковичах. Лопатин в этом бою погиб, а Багриенко был тяжело ранен и вскоре скончался от ран. Похоронили его в деревне Молочаевка.
В том бою Саша на что-то напоролся и сильно разрезал ногу. От командира он это скрыл, боясь, что его отчислят из отряда. Рану перевязал, как мог, сам. Через несколько дней он уже не мог ступить на эту ногу. Отошел от лагеря, устроился под сосной, повесил на сук винтовку, размотал тряпицу. Нога рас¬пухла, рана нагноилась. Стал дуть на нее — вроде легче. Вдруг кто-то спрашивает его строго:
— Где твоя винтовка, партизан?
Глянул Саша на сосну и обомлел — нет винтовки. А перед ним стоит Костя из их отряда и держит в руках его оружие.
— Запомни, Моторин, чтобы ни делал, где бы ни был — оружие должно быть под рукой. А вдруг враг?
Но тут он глянул на Сашину ногу.
– А ну-ка пошли в санчасть!
В санчасти медсестра Лора обработала рану как надо, перевязала. Нога быстро зажила.
В сентябре 1943 года Красная Армия освободила Костюковичский район. А в феврале 1944 года районный военкомат по мобилизационному предписанию направил бывших молодых партизан на учебу в ФЗО № 10.
В первый послевоенный год в районе действовали три банды, которые грабили население и убивали партийных и советских работников.
С целью ликвидации этих банд при отделе милиции из бывших молодых партизан была создана бригада содействия милиции. В составе бригады был и Александр Моторин. К концу года банды были ликвидированы, а их главари повешены на анкерном столбе в центре Костюкович.
Учеба в ФЗО началась с восстановления разрушенных войной предприятий районного центра. Работали здесь до августа 1944 года, а после освобождения Могилева учащихся отправили на восстановление Дома Советов в Могилеве. Здесь Моторину встретился бывший партизан Андрей Дольников из Видович, который упросил руководство ФЗО отпустить Александра в колхоз, где его назначили бригадиром строительной бригады.
В 1946 году Моторина призвали в армию, и служил он до 1952 года.
После демобилизации по направлению комсомола он работал в Костюковичском райисполкоме. Был заведующим ЗАГСом. Окончил вечернюю школу, поступил учиться в Оршанский железнодорожный техникум.

Евгений БОНДАРЕВ.
г. Солигорск.

Нет постов для отображения