Семья Зыза перехала в Костюковичи из Донецка и очень счастлива

0
15

Семь лет назад Алена и Иван Зыза с двумя сыновьями, наспех собрав самые необходимые вещи, уехали из пылающего Донецка в Беларусь, которая стала для них второй родиной.

Город шахтеров и «миллиона роз»

Родом Алена и Иван из Донецкой области. Родились, выросли здесь, учились в школе: Алена – в Курахово, а Иван – в Донецке. Стоит ли говорить, что они любили свой город? Один из самых красивейших городов в Украине, в котором много заводов, фабрик и шахт, где добывается каменный уголь, где солнце так заливает чистые широкие улицы, что отражается разноцветными бликами в витринах магазинов, сверкает в окнах стройных многоэтажек и фонтанах. Здесь парки с роскошными розовыми кустами, благодаря которым Донецк назвали «городом миллиона роз».

Окончив школу в 2003 году, девушка переехала в Донецк и поступила в профессионально-техническое училище на повара-кондитера. Иван же после школы сразу пошел работать на стройку – хотелось самостоятельности и финансовой независимости. А встретились молодые люди в 2004 году, когда Иван уже отслужил в армии, а Алена работала в кафе официанткой. Встреча была случайной и неожиданной. Наверное, это любовь с первого взгляда. Взявшись за руки, ходили недолго: решили, что будут жить вместе, и не прогадали. Сильное чувство, словно молния, пронзившая обоих, привело к свадьбе. Иван перешел работать в военизированную казацкую охрану, которая охраняла частный завод по производству гофрированной бумаги.

Все знают, что Донецк – крупнейший угольный бассейн в бывшем Советском Союзе. Его даже называли «шахтерской» столицей, ведь там работали двадцать четыре шахты. Вот и Иван устроился работать на одну из самых глубоких шахт в мире, где добывали коксующийся уголь, – шахту имени академика А. А. Скочинского.

Когда-то в далекое послевоенное время дед Ивана был шахтером. Сам он родом из Винницы, в шахте познакомился с красавицей из Беларуси, которая приехала в Донбасс на заработки. Так и поженились, а в конце 50-х годов дед с бабкой переехали на ее родину – в деревню Самотевичи Костюковичского района. Обосновавшись на белорусской земле, завели хозяйство и каждое лето ждали, когда приедет в гости любимый внук Иван. Даже после Чернобыльской катастрофы старики не покинули свой дом и остались жить в опустевшей деревне. Несколько раз молодая пара приезжала к ним погостить. Алена вспоминает, как понравилась ей белорусская природа, реки Беседь и Черноутка, а еще величественный старинный храм в Самотевичах, возле которого они гуляли.

Этот звук не забыть

Никто из них не знал, что мирное время оборвется так внезапно, что над Донецком полетят самолеты с визгом и воем, сбрасывая бомбы на гражданское население, что будут стрелять из гранатометов, а в душе поселится страх за малых детей Костю и Ванечку. Их любимый Донбасс в войне. Жить в городе стало непросто из-за ощущения тревоги и опасности. Пустые улицы, заколоченные двери, неработающие светофоры и темные окна многоэтажек по вечерам. Главе семейства пришлось оборудовать погреб во дворе дома, чтобы Алена с детьми могли спрятаться от бомбежки. Иван вспоминает, как в три часа утра ежедневно начинали бомбить окраины города – свистело все вокруг. Этот звук он никогда не забудет. Супруги стояли перед дилеммой: прятаться в погребе, где даже был оборудован топчан для детей, или переждать бомбежку в доме? Страх не покидал их: во время бомбежки может завалить в погребе, да и в дом бомба попадет, как случилось у соседей по улице. Выход был только один – бежать из Донецка, спасая детей.

На шахте остановилась работа, и всех отправили в неоплачиваемый отпуск на неопределенное время. Решение было принято – переехать к деду в Костюковичи.

Страна для жизни

– Никогда не думала, что перееду жить в другую страну. В Донецке остались родители, друзья, дом, работа. Ни у кого мысли не возникало, что цветущий Донецк станет пепелищем. В моей памяти навсегда останется гул пролетающих над головой самолетов, звук разрывающихся снарядов, крики мирных жителей. Хотелось одного: чтобы прекратилось кровопролитие и в наш город, в наши дома вернулся мир. Мы надеялись на то, – говорит Алена, – что все это безумие скоро закончится. Поэтому и одежду с собой взяли только сезонную да детский велосипед, из-за которого чуть не погибли всей семьей.

На дороге видели разбитые танки, от сгоревшей маслобойни пламя, поднимающееся до небес, поваленную высоковольтную вышку и среди этого хаоса – комбайн, убирающий пшеницу. Казалось, мир перевернулся с ног на голову. На одном из постов Иван вышел из машины, чтобы поправить съехавший вниз детский велосипед, прикрепленный к багажнику. Военный наставил на него гранатомет и потребовал, чтобы тот сел в машину, иначе всем конец. О том, что семья едет в Беларусь, нельзя было говорить. Между постами ДНР и Украины – всего 40 километров, а стояли в очереди целые сутки. Семью пропустили на посту, увидев испуганные глазенки детей.

И вот она, чужая земля, которая должна стать второй родиной. Поселились в Новых Самотевичах на съемной квартире.  Алена устроилась на работу в кафе «Юбилейное», а Иван долго ничего не мог найти: даже в колхоз на работу не брали. И только благодаря директору БЦЗ Владимиру Алексеевичу Киселеву Ивана приняли на работу без вида на жительство и без гражданства. Так Иван Зыза стал транспортировщиком шин в цехе обжига на Белорусском цементном заводе. А уже через год сделал вид на жительство. Старший сын Костя пошел в Новосамотевичскую школу, а младший – в детский сад.

Первое время семье Зыза приходилось очень туго: не хватало денег, но помогал дед. Ивану от цемзавода выделили комнату в общежитии, и семья переехала в Костюковичи. В 2017 году купили домик в деревне Студенец. Как говорит Алена, «под дачу». Завели хозяйство: кур, кроликов, гусей. А вскоре и вовсе перебрались в деревню, поближе к природе. В 2020 году в семье Зыза появился третий ребенок – сын Сашенька, родиной которого стали Костюковичи.

Небольшой, но уютный дом, который стоит на возвышенности, где тепло и пахнет пирогами, испеченными хлопотливой хозяйкой, где слышен заливистый детский смех, а хозяева всегда рады гостям. А внизу – река Жадунька, на которой грациозно плавают белоснежные гуси, хлопая время от времени своими большими крыльями. В семье царит любовь и взаимопонимание. И каждый из супругов прислушивается к мнению другого. Их семейное кредо – один за одного. Сыновья растут послушными, а родители во всем с ними советуются.

Так Костюковщина стала второй родиной для семьи Зыза. Именно здесь Алена впервые увидела, как надвигается над лесом гроза, с таким неистовым грохотом раздаются раскаты грома, а не падают с неба бомбы. Весной в кустах над речкой по ночам поют соловьи, а комары гудят, как самолеты, но это не тот визг, что был в Донецке, когда свистели пули и разрывались снаряды. Конечно, из памяти не вычеркнуть город детства – там осталась частичка души. Алена и Иван скучают по мирному, утопающему в цветах, многолюдному Донецку, вспоминают мостик для влюбленных, где впервые поцеловались. А вот планы они строят на дальнейшую жизнь в Костюковичах и спокойны за будущее своих сыновей. Они учат их ценить мирное небо над головой и радоваться каждому новому дню!

Кстати

За время реализации законодательства о вынужденной миграции в Беларуси с ходатайством о предоставлении статуса беженца или дополнительной защиты обратились около 9500 иностранцев из 71 страны мира. Всего в Беларуси со статусом беженца проживает 954 человека, с дополнительной защитой – более чем 3000 вынужденных мигрантов и более шести тысяч лиц без гражданства. В этом году количество обратившихся составило более 260 человек, около 75 процентов из которых – граждане Украины. За последние годы география лиц, заявивших ходатайство о защите, достаточно расширилась. Это граждане Камеруна, Йемена, Египта, Украины, Афганистана, Сирии, Турции и других стран (по данным Департамента по гражданству и миграции МВД Республики Беларусь).

В Костюковичском районе беженцев и лиц с дополнительной защитой не зарегистрировано. На сегодняшний день в районе проживают 591 иностранный гражданин в основном из Российской Федерации и Украины и 57 лиц без гражданства.

Нет постов для отображения