В памяти остался навсегда

0
189

Мое поколение, да и поколение моих родителей о Великой Отечественной войне знают из книг, кинофильмов, рассказов дедушек и бабушек. Именно наши дедушки и бабушки, несмотря на столь юный возраст в те далекие годы лихолетья, сохранили в памяти в мельчайших подробностях многие факты и события из детства. И до конца своих дней на этой земле остались верны памяти отцов, не вернувшихся с войны.

Моя бабушка Тамара (по материнской линии) часто рассказывала о своем отце, Давыдове Филиппе Лукиче. Я удивлялся, как она могла помнить его, ведь в начале войны бабушке было чуть больше трех лет. Но она говорила, что отец был светловолосый, голубоглазый красавец. Трепетно любил своих детей, которых в семье было трое. Трудился на земле, чтобы их прокормить.

Когда началась война, старшему брату моей бабушки Толику исполнилось шесть лет. Бабушка была средней в семье. Младшему Ванечке от роду было всего две недели. Филиппа Лукича призвали на фронт в самом начале войны. Бабушка Тома хорошо помнила тот жаркий летний день, когда мой прадедушка вместе с другими своими земляками, жителями деревни Вишни, уходил на войну. Мужчин провожали жены, матери и дети.

– Моя мама несла на руках маленького Ваню, а я шла рядом, держась за подол ее юбки. Толик шел рядом с отцом, – вспоминала бабушка. – За околицей стали прощаться. Отец по очереди обнял каждого из нас, а затем взял меня на руки и поднял высоко над головой со словами: «Живи долго, дочка, и будь счастливой!».

Женщины и дети смотрели вслед уходящим, пока колонна не скрылась из виду, оставив за собой облако пыли. А затем были долгие дни ожиданий и надежды. Каждый день ждала семья хоть какую-нибудь весточку от отца, мужа, но так и не дождалась. Позже пришло извещение, что Филипп Лукич пропал без вести. Семья осталась без кормильца. Матери моей бабушки Ефросинье Петровне в то время не было и тридцати лет, а на руках у нее трое маленьких детей, да еще престарелые родители Филиппа Лукича, о которых также надо было проявлять заботу. Как вспоминала бабушка Тома, очень тяжело им было без отца. Матери одной приходилось много работать, чтобы прокормить детей. С грустью и нескрываемой завистью наблюдала бабушка за своими сверстниками, у которых отцы вернулись здоровыми и невредимыми с войны.
Мама моей бабушки так и не вышла больше замуж, как бы ни было ей трудно одной поднимать троих детей. Прабабушка Фрося смогла поставить детей на ноги. Они выросли и стали достойными, уважаемыми людьми. Вырастили своих детей, дождались внуков и правнуков.

Хорошо помню, как бабушка сокрушалась, что не известно, где нашел свое последнее пристанище ее отец, где покоится его прах. И это очень сильно ее огорчало. Пробовали мы вместе делать запросы, узнавать, где, как и когда погиб прадедушка, но напрасными были все усилия.

Бабушка Тамара не только часто вспоминала родного человека. Она посвящала ему стихи, а также всем солдатам, которые не вернулись домой с той войны. Вот строки из ее стихотворений: «Где, родной, твоя могила, на чьей земле? Так досадно и уныло, нет покоя мне. В книге «Память», как гранит, лишь одна строка: в числе без вести пропавших ты остался на века». В районной книге «Память» среди пропавших без вести уроженцев деревни Вишни есть фамилия и моего прадедушки Давыдова Филиппа Лукича. Он остается в памяти ныне живущих его родных, внуков и правнуков.