Войною прерванное детство

0
169

В этом году наша страна отмечает 75 лет со дня освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, 9 мая исполняется 74 года Великой Победе.

Все меньше и меньше остается участников той страшной войны, тех, кто жил на временно оккупированной врагом территории, кого фашистское нашествие коснулось своим черным крылом. Некоторые из ныне живущих в годы лихолетья были детьми, но в их памяти события далеких военных лет сохранились навечно. Вера Никифоровна Довгалева в деталях вспоминает то время.

Когда началась война, Вере было чуть больше двух лет. В семье Никифора и Елены Марковых, которые жили в поселке Криница Пролетарского сельского Совета, она была последним, четвертым, ребенком. Отец работал бригадиром в колхозной полеводческой бригаде, но в 1939 году его репрессировали. Чуть позже родные узнали, что Никифор Марков отбывал наказание в городе Котласе Архангельской области, где в скором времени и умер. На плечи матери легла забота о детях: как их прокормить, во что одеть-обуть. Мама – основной кормилец в семье, а в помощниках у нее – старший брат Веры Миша, которому на то время не исполнилось и семи лет. Кушать малым хотелось постоянно, а из доступных «продуктов» – щавель да лебеда весной, а зимой – картошка, да и та не всегда вволю. Хорошо, что в сарае стояла корова, которая давала молоко. Правда, его не всегда было в достатке. Как ни старалась Елена Митрофановна сохранить своих ребятишек – не смогла: двое из них умерли от болезни и голода.

– Мы со старшим братом выжили чудом, наверное, нас сохранил Бог и молитва матери, – говорит Вера Никифоровна.

В войну было голодно и очень страшно, особенно когда оказались на временно оккупированной фашистами территории. Нередко немцы наведывались в поселок. Когда же не было немцев, из леса в поселок приходили партизаны. Мама Веры кормила их чем могла. На чердаке дома партизаны часто отдыхали.Войною прерванное детство

– Как-то зашли в хату двое молодых парней, которые отбились от своего отряда. Просили чего-нибудь поесть, – вспоминает Вера Никифоровна. – Взамен предлагали одеяльце, но у мамы не оказалось на этот раз даже кусочка хлеба. Поинтересовались, к кому можно еще зайти. Мама сказала: не знаю, детки, уходите, здесь опасно оставаться. Они зашли в хату Ващилиных, а у тех сын Михаил служил в полиции. Жил в деревне Черченовка, что в километре от нашего поселка. Сестра этого полицая побежала и сообщила ему, что в деревне партизаны. Этих ребят вскоре расстреляли. Сосед Федор Кирпиченко потом похоронил их на нашем кладбище, – воспроизводит в памяти события тех далеких лет женщина. – Многодетная семья Федора, как и наша, была очень бедной. Его сын Иван погиб на войне. Ульяна, жена Федора, всегда плакала о сыне в голос.

Как вспоминает Вера Никифоровна, детьми они часто бегали на кладбище, носили на могилу погибших цветы. Партизаны отомстили за своих убитых товарищей. Они подкараулили полицая Мишку в овраге между Коммуной и Криницей и убили его.

После войны останки партизан были перезахоронены в братскую могилу в деревне Тупичино.

Нередко заходили в дом Марковых полицаи. Они забирали все, хоть и брать-то особенно было нечего.

– Моя мама умела гадать на картах, определяла, кто живой, а кого уже нет на этом свете. Так полицейские забрали у нее карты, – говорит Вера Никифоровна. – За печкой были спрятаны овчинный кожушок и две подушки, они и их забрали.

Мать Веры опасалась, что уведут со двора кормилицу – рябую корову, поэтому отвела ее в деревню Колодезски, где жили родители, Митрофан Васильевич и Ульяна Васильевна. Часто и сама, взяв детей, отправлялась туда. Находясь рядом с отцом и матерью, женщина чувствовала себя более спокойно, хотя постоянно жила под большим напряжением. Помогала партизанам продуктами и боялась, что об этом узнают полицаи или немцы. И однажды, когда она, находясь у своих родителей, пошла в сарай, чтобы подоить корову, туда зашел немец.

– Мама испугалась, выскочила из сарая, схватила меня, четырехлетнюю, на руки. Немец повел нас к бане, поставил к стене. Мы уже приготовились к смерти, – со слезами на глазах рассказывает Вера Никифоровна. – Я протянула руки к кресту, что был на груди немца, затем к погонам… Немец постоял, потом что-то начал говорить, вроде как у него тоже есть такой маленький, как я, ребенок. А затем дал мне губную гармошку. Мы остались, слава Богу, живы.

Напротив дома Марковых жил староста Авраам. Вера Никифоровна уверена, что именно он сообщил немцам о партизанах, которые часто заходят в дом Марковых. Их с матерью на тот раз пожалели. Однако потом забрали брата Елены Митрофановны Никиту, сильно избили его прикладами. Увели со двора и корову.

– Мама все равно помогала партизанам и кормила их чем было. Идет, бывало, по воду с ведром, положит в него то хлебушка немного, то блин, чтобы передать партизанам, – вспоминает Довгалева.

Однако находились среди сельчан и такие, что доносили на партизан немцам. По наводке таких предателей было загублено несколько душ. Уже в мирное время их останки, как и тех двоих партизан, перезахоронили в братскую могилу в деревне Тупичино.

Рассказала Вера Никифоровна и еще один примечательный факт из военного лихолетья:

– У нашего земляка Федоса Сосенкова было семеро детей, из них четыре дочки. Старшую, Машу, моя мама спасла от угона в Германию. Маша пряталась несколько дней у нас в доме. Мама укрывала ее матрасом, а наверх укладывала меня, маленькую. Когда кто-нибудь чужой заходил в хату, мама больно щипала меня, чтобы я плакала. Говорила, что у нас тиф, – поведала женщина.

Во время нашего общения много чего вспомнила Вера Никифоровна. Было видно, что ей тяжело и больно ворошить прошлое, однако, по словам пожилой женщины, она больше не в силах молчать. Кто-то на фронте с оружием в руках сражался с врагом, а такие скромные труженицы, как ее мать, Елена Митрофановна, рискуя своей жизнью и жизнью своих детей, творили добро.

Конечно, нерадостным, трудным было детство Веры Довгалевой, потому что выпало оно на годы войны. Но и в юности ей также пришлось хлебнуть горя сполна. В пятнадцатилетнем возрасте Вера вступила в самостоятельную жизнь, уехав работать на сахарный завод в Украину. Однако не прижилась среди чужих людей, скучала по своей родине, матери, брату. Вернулась обратно в родные места. В местном колхозе устроилась на животноводческую ферму телятницей. Вышла замуж, родила троих дочерей.

За годы жизни Вере Никифоровне пришлось пожить с семьей в поселке под Минском, поменять несколько мест работы. Перебравшись на постоянное место жительства в Костюковичи, долгое время трудилась санитаркой в районной больнице. До выхода на пенсию работала техничкой в райкоме КПБ. Имеет тридцать восемь лет трудового стажа.

Сегодня Вера Никифоровна Довгалева проживает в микрорайоне Молодежном. Недалеко от нее в своих квартирах живут с семьями ее старшие дочери. Младшая, Светлана, обосновалась в городе Калуге Российской Федерации. Дочери, зятья, внуки и правнуки не забывают родного человека. Звонят, часто наведываются в гости. Вера Никифоровна помнит о каждом из них, знает, где работают, где учатся. Говорит, что постоянно молится о здоровье и благополучии каждого из них, а также всех дорогих ее сердцу людей.

Бабушка рассказала, что ее повседневные будни заполнены интересными, занимательными увлечениями.

– Я не скучаю. Стихи пишу. Посвящаю их Богу, природе, добрым людям, – призналась она.

В подтверждение Вера Никифоровна на прощание прочла нам несколько своих творений.