В деревне Витунь Костюковичского района уже три года живут супруги Синичкины (+ фото)

0
417

На днях корреспонденты побывали в гостях у радушных хозяев, позитивных людей, интересных собеседников с целью узнать, что привело их, жителей северной столицы Российской Федерации, в белорусскую глубинку.Изображение 362

Татьяна родилась в деревне Самотевичи, а Владимир – в Витуне. Познакомились на вокзале в Коммунарах, когда Татьяна уезжала на учебу в Минск, а Владимир уходил на службу в армию. Мимолетное знакомство закончилось для них трехлетней перепиской. Когда Татьяна уже работала ткачихой на одной из столичных фабрик, Владимир после службы в армии приехал к своей возлюбленной в Минск и сделал ей предложение руки и сердца. Но из-за давней мечты Владимира стать моряком вскоре супругам пришлось переехать в Ленинград, где они прожили тридцать пять лет. Владимир учился в Новой Ладоге, осваивая морскую профессию. Работал моряком в пассажирском порту, затем мотористом-рулевым, капитаном, ходил за границу на различных судах. До рождения первого ребенка Татьяне тоже была близка морская романтика, ведь она работала матросом-кассиром. Но вскоре родился сын, через несколько лет – дочь. Татьяна занималась домашними делами, воспитанием детей. Капитана семейного корабля жена и дети не видели по полгода, так как работа требовала долгих разлук. Но к какой бы пристани им ни приходилось причаливать, большего уюта, душевного спокойствия нигде не могли обрести, как у родного родительского порога.
— Как только Володя возвращался с дальнего плавания, мы ни одного дня не проводили в Питере, тут же приезжали к матерям, — рассказывает Татьяна Павловна. — С нами приезжали наши дети, и до сих пор ездят, встречаются в деревне со своими друзьями, которые тоже гостят у родственников. В нашей семье недавно родились две внучки, и мы уже подумываем забирать их к себе на время, когда они немного подрастут. Для нас важно, чтобы наши дети, внуки, правнуки знали свои корни, дорожили памятью о своих предках, которые воевали на фронте, защищая нашу землю.Изображение 386

В подтверждение своих слов Татьяна Павловна тут же принесла из соседней комнаты пакетик, в котором хранятся боевые награды ее родителей. Со слезами на глазах, бережно перекладывая удостоверения и медали участников Великой Отечественной войны, она вспоминала эпизоды из рассказов матери о войне:
– Когда жителей деревни Самотевичи угоняли в Германию, моя мама Александра Ивановна Зотова (девичья фамилия) тоже оказалась в числе пленных. Но вскоре ее отпустили, так как, находясь в плену, она сказала немцам, что в ее семье были больные туберкулезом. Из Германии мама два месяца шла пешком. Мать и сестра выходили ее. Во второй раз, когда немцы забирали ее в плен, привезли на станцию. Но она решила сбежать: убьют — так убьют. Немцы стреляли, но все же удалось выжить. Вернувшись в Самотевичи, три месяца вынуждена была прятаться на чердаке.
В 1943 году она попала на фронт. Ей на тот момент было семнадцать лет. В Кенигсберге работала санитаркой в госпитале. Работать приходилось день и ночь, даже некогда было просушить обувь. Внезапно у нее заболели и отказали ноги. И врач, который прибыл в госпиталь, осмотрев маму, порекомендовал сделать переливание крови. Лечение прошло успешно. Так мама осталась помогать раненым до 1945 года, пока не расформировали госпиталь. Отец Павел Никифорович Чирков в 1946 году вернулся с фронта. У него были обморожены ноги. После войны он работал на пилораме, затем бригадиром в колхозе. С мамой они прожили сорок лет.
От деревни Самотевичи, к сожалению, уже практически ничего не осталось, нет и родительского дома. Поэтому для нас важно не потерять связь с родиной. И этой связующей нитью стал дом родителей мужа. У нас недалеко от Питера был дачный участок, который мы единогласно решили променять на клочок белорусской земли.

Синичкины постепенно обустраивают свое уютное гнездышко, создают комфорт. Владимир Иванович, по словам супруги, находясь здесь, не сидит ни минуты без дела. Первым делом, когда они сюда переехали, он отреставрировал русскую печь, без которой, как считают Синичкины, деревенский дом – не дом. Поставил на участке баню, которую топят через день. Сейчас Владимир заготавливает дрова на зиму. Ведут домашнее хозяйство: есть куры, кролики. С весны до осени занимаются огородом. К тому же Владимир помогает своему дяде ухаживать за лошадью – заготавливает сено. С детства был приучен к сельскому труду. Татьяна Павловна очень любит заниматься заготовками на зиму, делает столько, чтобы хватало и детям, и себе, и гостям. В этом году в саду хозяев богатый урожай яблок. Но, к сожалению, не совсем урожайным оказался год на грибы.

При разговоре с председателем Демидовичского сельского Совета С. Я. Бураковым узнали, что он отзывается о семейной паре как о настоящих хозяевах земли, которые своими силами наводят порядок не только для себя, но и для жителей, например, разровняли трактором дорогу.
— Таких инициативных людей должно быть в деревне больше, — говорит с благодарностью Сергей Яковлевич, — чтобы было на кого равняться другим.
Когда я задала супругам вопрос по поводу перспективы белорусских деревень, глава семейства уверенно ответил, что со временем люди вернутся на землю.
— Находясь в Питере, я очень часто, особенно летом, наблюдаю, как старики днями загорают, сидя на камнях у Невы. И это не потому, что им так нравится, а потому, что, кроме квартиры, им пойти некуда, нечем заняться. А спасение от скуки, считаю для пенсионеров – деревня. Из собственного опыта говорю. Мы бы тоже могли с супругой купить жилье в Костюковичах, красивом, уютном, благоустроенном городе. Но опять же это некая скованность, вокруг – асфальт, бетон… А здесь, смотрите, сколько свободы, — радостно восклицал мой собеседник, стоя во дворе. – У нас очень отзывчивые соседи, трудолюбивые люди. Так что нам здесь комфортно, одним словом, мы живем в гармонии с природой и людьми.

Супруги провожая нас до калитки, обратили внимание на ели, которые растут рядом с домом.
— Лет десять тому назад посадили их с Володей. Накануне Нового Года наряжаем их для односельчан, — рассказала хозяйка. – Уже подумываем и о подарках к Новому Году. Несомненно, это будут лучшие белорусские товары изо льна, а также белорусский трикотаж для друзей и детей, которых собираемся навестить в Питере в ближайшее время. Вообще, мы, как перелетные птицы. Бывает, что нас останавливают на границе и задают вопрос: откуда едете. На что я всегда с гордостью отвечаю: из дома домой (смеется). Так уж сложилось, что наша семья белорусско-русская. Мы с супругом — белорусы, а гражданство российское, дочь вышла замуж за якута, а у сына жена из Витебска. Поэтому мы являемся примером крепких российско-белорусских отношений.

Пусть же семейная лодка супругов умело лавирует среди волн быта и с легкостью переплывает океан приятных забот.

Ирина НЕКРЫЛОВА.

Фото Людмилы СМОЛЯКОВОЙ.

Нет постов для отображения